Пьянству Бойс и Мистер Малой

“Дальнейшее творчество будет не про ТОРЧество, и новый продакшен будет не проДРАГшен.” – Пьянству Бойс и Мистер Малой


Андрей Никитин: Ваш стиль резко отличен от всего, что есть в русрэпе. Как он формировался?

Хот: В конце 80-х в том районе, где мы жили, процветало дилерство, а вместе с ним и тусы-мусы со всеми вытекающими. Разговорная речь менялась чуть ли не каждый день. Приезжие из общаг, нарки – все вносили свою лепту.  В это время мы, молодые, не сидели дома, а т.к. клабов тогда ещё не было, тусили по дворам, видео-барам, общагам и, впитывая малейшие новшества из области сленга, заполняли свой досуг переработкой оного. У нас хорошо это получалось, и даже до сих пор пол-Питера и пол-Москвы юзают наши словечки, которые, приживаясь, становились чуть ли не народными пёрлами. А так как немуёво получалось рифмовать, а музон мы писали ещё и раньше, у нас получился ни на кого не похожий стайл, который не меняется пятнадцать лет.


А. Н.: Расскажите о биографии ваших проектов: T-Jam, Мистер Малой, Пьянству Бойз.


Хот: Т-JAM – это первый наш рэп-проект 89-го года. Тогда я активно писал музыку, тексты и сам читал. Голову переполняли идеи, а тело – энергия. «Буду погибать молодым» исполнял я, когда её услышал Малой. К тому времени мы успели повыступать, но увидев, как тогда ещё совсем мелкий Малой преисполнен готовности читать рэп, пораскинули мозгой и решили писать ему альбом, который вышел в 93-м году на кассетах. Дальше был Селивёрстов… А в 2002 появился Пьянству Бойс.

А. Н.: В 90-х хип-хоп отличался такой чистотой, трогательной наивностью. И вдруг люди принимают решение остаться в тени, а все свои мысли, навыки, умения и сочинительские таланты вложить в проект Мистер Малой. Нетипичное решение, не так ли? Как вы к нему пришли?

Хот: Всё, чем мы тогда занимались, нам нравилось. В том числе и быть авторами.
Тенгиз: Был момент, в 1992-93гг, когда проект назывался “Миста Малой и Ти-Джем”. Малой читал вживую в микро, я пилил на Аккорде (такая олдскульная русская вертуха), иногда Шуруп читал на бэках. А после первого альбома Малого акцент как-то незаметно сместился в его сторону и название стало “Мистер Малой”. “Ти Джем” был законсервирован и поставлен в холодильник на хранение.

А. Н.: Малой в 94 просто гремел, позже появился Децл – тоже резонанс огромный. Может быть в России рэпующий подросток – заведомо выигрышный вариант?

Малой: Робертино Лорети, Крис Крос, Лил Бау Вау и т.д. Молодость решает. Взрослые завидуют молодости. Детство – это естественность, талант. Ты не скован установками, моральными и общественными долгами, тебе всё по х… Ты просто живёшь.
Тенгиз: Фиг знает… Раз на раз не приходится. В шоу-бизе не всегда эта формула действует. У продюсеров Жорика, например, кокос не вырос. Хотя, по началу, такой бодрый был пацанчик, и когда на Миксмедии писались его первые песни, казалось, что проект может выстрелить. Но вообще, я думаю, что вот так обрушивать на несформировавшуюся психику подростка бремя славы, опасно. Звёздная болезнь бьёт по головной мозг. Я бы до 18 лет вообще запрещал сигареты, алкоголь и большую сцену.

А. Н.: Какие ощущения были когда в конце 90-х Малой по понятным причинам законсервировался? Не было мыслей, что прогадали, что надо было делать все самим?

Хот: Мысли были разные, но примерно в то же время мы стали работать на радио, и тогда этим было заниматься интересно. Радиоэфир, ди-джейство, гастроли – это приносило доход и устраивало со всех сторон.
Тенгиз: Ну и по ходу, была мысль о продолжении такого проекта как “Мистер Малой”, или ему подобного. Хотелось заполнить эту нишу на рынке. Просто не находилось интересных персонажей, с которыми можно бы было поработать. Треки “Буду покупать” и “А и Б сидели на игле” —  это реакция на ту ситуацию.

А. Н.: Cейчас вроде бы все в норме, очередной альбом уже в продаже. Чего могут от него ждать поклонники Мистера Малого, Пьянству Бойс и просто поклонники хип-хопа?

Малой: Зачем чего-то ждать, планировать результаты. Мне он нравится. Много нового cтаффа, гуд шита, бэст крэпа. Ожидайте, что если поставите своей чиксе этот альбом, она вам наконец-то даст.
Тенгиз: “Мистер Малой – БЭСТолочь” — на подходе. Около 30 треков, из них – 15 оригинальных и 15 каверов-ремиксов. Строится также “Фанк-Петербург”.

А.Н.: Какой трек на альбоме кажется вам “самым-самым”?

Малой: “Мишанин Шан” и все остальные.
Хот: Самый-самый по музону – “Конфа”. По текстону – “1.2.3” и “Мишанин шан”.
Тенгиз: Меня прут все треки.

А. Н.: Доводится ли вам самим кушать в Шлак-Дональдсе? Ощущения совпадают с описанными в песне?

Хот: Если я буду умирать с голоду, я поем в Шлаке. В этом случае кишка меня простит.
Тенгиз: Полгода назад заходил, как шпион, чтобы ознакомиться с меню. Когда там последний раз хавал уже не помню. Наверно, от их продуктов память и отшибло.

А. Н.: А вот Шефф не чурается участвовать в рекламе упомянутых ресторанов быстрого
питания. Что вы об этом думаете?

Малой: Шеф-повар и Ел Сало – лучшие работники Шлак-Дональдса.
Тенгиз: Рэп в рекламе – нормальное дело. У меня у самого рыльце в пушку по этой теме. В нескольких известных рекламах присутствует моя музыка.

А. Н.: Если и к вам сейчас обратятся представители Шлак-Дональдса с предложением записать для них ролик, какой будет реакция?

Хот: За миллион баксов.
Тенгиз: Ролик – за Rolex.

А. Н.: Как относитесь к фаст-фуду в музыке и, более широко, вообще в культуре и искусстве?

Хот: Некоторые вещи можно делать быстро.
Тенгиз: Натюрморт с Биг Шлаком в Эрмитаже — это было бы круто.

А. Н.: Уверены на 100%, что Пьянству Бойс и Мистер Малой не является фаст-фудом?

Хот: Кому как.
Тенгиз: Наши деликатесы многим не по зубам. У некоторых уши в трубочку заворачиваются от текстов и музыки. И mp3’шки летят в трэш после первого куплета.

А. Н.: Тема наркотиков  присутствует в вашем творчестве еще со времен “Буду погибать молодым”. Интересно, откуда такое детальное знание повадок, жаргона?

Малой: Я курил, я бухал, холерин продавал, занимал, воровал, всю фигню проторчал.
Протрезвел, осознал, с наркотой подвязал…
Я встречу новый год с бутылкой лимонада, и больше ничего для кайфа мне не надо.
Хот: От непосредственного общения, ведь в молодости я знал много народа, из которого попадались такие персонажи, про которых не то что песню написать, фильм снять можно. Было время, когда я гонял и по параднякам, и по точкам всевозможным. Столько историй было, которые не забыть. Сейчас вспоминаю иногда и удивляюсь — как я мог пойти туда-то и с тем-то?

А. Н.: Потрясающий юмор в песнях про drugs не облагораживает ли образ наркоманов (по определению – чмырей и тупиц). Не создают ли они у слушателей ложного ощущения, что героин это тоже “весело и вкусно”?

Малой: Такое беспокойство есть, но образ наркоманов (чмырей и тупиц) не соответствует действительности. Уже давно признано, что наркомания – это болезнь. Она способна сделать из любого даже самого талантливого человека тупицу.  Образ наркомана в последних песнях заканчивается смертью.  Наркотики – рекомендованы для смерти. Минздрав.
Хот: Что не облагораживает – это однозначно, а уж тем более героинщиков. А юмор при желании можно найти во всём.
Тенгиз: Есть такие мысли. В основном, у пипла формируется впечатление, что Пьянству Бойс — это торчки, и песни у них ПРО наркотики. Очень мало мнений, что песни ПРОТИВ наркотиков. Я понял, что в основном люди не вникают: ПРОТИВ или ЗА.  Они фиксируются, что тексты ПРО наркотики. А некоторые просто выдёргивают из контекста какую-нибудь фразочку, и даже не парятся дослушать песню до конца. И получается, о том, что “Ч — это чернушный, Ф — это финал” мало кто помнит, зато все знают, что есть “Буду покупать героин”. Поэтому дальнейшее творчество будет не про ТОРЧество, и новый продакшен будет не проДРАГшен.

А. Н.: Являетесь ли вы уроженцами Питера и что думаете об этом городе? Что в первую очередь здесь нравится?

Малой: Йес оф коз. Ленинград – это тот город… Это город талантливых людей. Культурная столица России. И криминальная тоже. Я люблю этот город.
Хот: Да, я родился в Питере и живу здесь. Многие места нравятся — Фонтанка, Горьковская, Обводный канал. Это места, где проходили весёлые пати времён нашей молодости.
Тенгиз: Затянулась бурой тиной гладь Балтийского пруда…Я тоже из Питера, но больше люблю всякие зелёные зоны и пригороды, тем более, что постоянно оборудуются новые грамотные местечки в плане активного отдыха на природе. Типа Карабицино и Кавголово и т.п. Хочу этой зимой засноубордиться по полной проге.

А. Н.: В Питере много рэпперов, с индивидуальным стилем. Чем на ваш взгляд можно объяснить тот факт, что питерский стафф, это почти всегда “100% ориджинал”?

Малой: В Питере нет испорченности бабками. Поэт должен быть голодным.

А. Н.: Кто из земляков получает максимальный респект?

Малой: Все. Особенно те, кто читает со мной в новой версии “Буду пагибать”.
Хот: Респект — Братьям Улыбайте, потому, что я знаю их лично и их боевые заслуги.
Тенгиз: Улыбайтам – максимальный респектабле.


Андрей Никитин
По материалам www.rap.ru